Паровозик Пых — Тамара Крюкова

Сказка Паровозик Пых — Тамара Крюкова читать текст онлайн:

Однажды Лёне подарили железную дорогу. Всё в ней было совсем как настоящее: и рельсы, и станция с перроном, и переезд, возле которого стоял семафор.

Красный огонёк семафора предупреждал: стой! Путь закрыт! Зато, когда загорался зелёный свет, можно было ехать дальше.

За переездом начинался лес из пушистых, пластмассовых ёлочек. В лесу протекала речка, через которую перекинулся горбатый мостик.

На железной дороге работал красивый, маленький паровозик.

С утра на перроне толпились игрушечные зверята: мишки, зайчики, собачки и даже розовый слон. Всем хотелось покататься.

Паровозик подъехал к станции и радостно поздоровался:

— Ту, ту!

Пассажиры бросились занимать места.

Розовый слон вежливо пропускал тех, кто меньше него. Он полез в вагон последним, но все места оказались заняты.

— Ничего. Поедешь позже, — успокаивали его зверята.

— Хорошо, — вздохнул розовый слон. Он стоял и грустно смотрел, как другие собираются в путь. От печали уши у него опустились, как будто завяли. Паровозику стало жалко слона, и он сказал:

— Нет, так не пойдёт. Хорошее дело нельзя начинать с обиды. Слон поедет вместе со всеми.

— Но ведь он такой большой. Нам будет тесно, — загалдели пассажиры.

Ничего. В тесноте, да не в обиде, — успокоил их паровозик.

Зверята потеснились. Слон ещё больше порозовел от счастья и уселся возле окошка. Все удобно расположились, но груз оказался нелёгким.

— Пых, пых, пых! — отдувался паровозик, стараясь сдвинуться с места.

— Наверное, тебе тяжело, — забеспокоился слон.

— Мне будет гораздо тяжелее, если я потеряю друга, — сказал паровозик и запыхтел сильнее прежнего: — Пых, пых, пых…

Наконец колёса закрутились, и он покатился по рельсам, всё больше набирая скорость.

— Ура! Да здравствует паровозик Пых! — весело закричали все.

Так паровозик получил своё имя

ТАЙНА

Пых очень любил свою работу и готов был бегать по рельсам днём и ночью. Но с наступлением темноты всеукладывались спать, даже игрушки.

Паровозик стоял возле станции и думал о том, как хорошо прошел е первый рабочий день. Вдруг он услышал Ленин голос.

— Не хочу спать! Не буду! Я хочу играть.

Каждый раз, когда мама укладывала Леню в кровать, он начинал капризничать. Паровозик еще знал, что не всегда надо брать пример с хозяина, по этому он решил во всём подражать Лёне.

— Не хочу спать. Не буду, — запыхтел он, когда в квартире погасили свет и все уснули.

Неожиданно дверь приоткрылась, и в детскую шёл пушистый, рыжий кот Яша. Он считал себя в доме главным. Когда все ложились спать он делал обход

чтобы убедиться, что всё в порядке. Днем Пых был так занят что Яша решил отложить знакомство до вечера.

Кот подошел к паровозику, обнюхал его и сказал.

— Значит ты и есть наш новый жилец.

— Да. Меня зовут Пых. А ты кто? — спросил паровозик.

Яков Васильевич Барсиков. Для друзей просто Яша. Я тут хозяин.

— А я думал, что хозяин — Лёнин папа, а Лёнина мама — хозяйка, — удивился Пых.

— Глупости. Скажи, пожалуйста, кто кому рыбу и мясо носит: они мне или я им?

— Они.

— А кто кого по шёрстке гладит, за ушками чешет?

— Они тебя.

— Вот и выходит, что они у меня в услужении, сказал Яша и сладко зевнул. — А теперь пора спать.

— Не хочу и не буду, — заупрямился паровозик.

— Почему? — спросил кот.

— Если я усну, то пропущу самое интересное.

— Какой же ты глупый! Неужели ты не знаешь тайну?

— Какую тайну? — заинтересовался Пых.

— Чтобы попасть в сказку, нужно просто закрыть глаза. А когда стоишь и таращишься, чтобы не уснуть, ты пропускаешь самое интересное.

— Правда? — удивился Пых и закрыл глаза-фары.

Он думал, что тотчас начнут происходить чудеса, но ничего не случилось.

— Ты меня обманываешь, — с укором сказал он, глядя на кота.

— Зачем мне тебя обманывать? Просто ты ещё маленький и не умеешь закрывать глаза, как надо. Ты когда-нибудь видел, чтобы взрослые капризничали, укладываясь спать?

— Нет.

— Это оттого, что они умеют правильно закрывать глаза.

— А ты умеешь?

— Ещё бы! Это умеют делать все кошки. Всем только кажется, что я целыми днями дремлю. На самом деле я путешествую и со мной происходят разные приключения, — признался Яша.

— Аты меня научишь? Пожалуйста, — взмолился Пых.

Так и быть, — согласился кот.— Слушай и запоминай. Сначала закрой глаза, а потом лежи тихо-тихо и думай о том, куда хочешь попасть.

— И всё? Не может быть, чтобы это было так просто, — не поверил паровозик.

— Есть один маленький секрет. Главное — быть терпеливым, не ворочаться и ни за что не открывать глаза, иначе спугнёшь волшебство.

Пых зажмурился и стал мечтать..

СТОРОЖ

В доме все спали. Было тихо-тихо. Пых ждал, когда он попадёт в сказку, но никаких чудес не происходило. Паровозик подумал, что кот его обманул, как вдруг увидел над собой звёзды. Пых чуть не просигналил от удивления. Да и как тут не удивиться! Ведь игрушечная железная дорога находилась в детской комнате, а на потолке звёзды ещё никогда не загорались.

Вокруг всё преобразилось, как по волшебству. Возле здания вокзала зажглись фонари. Они освещали платформу. По перрону на задних лапах расхаживал плюшевый пёс в форменной фуражке.

За плечами у него была двустволка. За ним семенил маленький котёнок.

Паровозик поморгал глазами-фарами и убедился, что не спит. Просто начались чудеса.

Пёс подошёл ближе, и Пых услышал, как он ворчит на котёнка:

— Ну что мне с тобой делать? Навязался на мою голову.

— Мяу, — жалобно отвечал котёнок.

— Здравствуйте, — окликнул их паровозик. — А почему вы не спите?

— Я на посту. Видишь форменную фуражку и ружьё? Я Бобик Бобиков. Работаю тут сторожем, вокзал охраняю, — ответил пёс.

Пых покосился на котёнка и спросил:

— А почему у него фуражки нет?

— Мал ещё. И потом ему не положено.

Он ведь не охранник, — пролаял Бобик.

— А почему он ходит вместе с тобой?

— Вот заладил: почему да почему. Потому что он потерялся. Слышал, что бывают непослушные дети,

которые убегают от мамы? Он как раз один из таких безобразников. Убежал, а теперь не знает, куда идти. Вот и привязался ко мне.

— Мяу, — подтвердил котёнок, а пёс продолжал.

— Вообще-то, я кошек не жалую, но он ещё совсем ребёнок. Жалко малыша. А ты куда собрался?

— Не знаю. Поеду мир посмотреть, — ответил Пых.

— А не боишься ехать ночью через лес? — спросил Бобик.

— Чего мне бояться? — удивился Пых.

— Разбойников.

Пых был новым паровозиком, поэтому многого не знал. Прежде он никогда не слышал о разбойниках и почему их надо бояться, поэтому спросил:

— А кто такие разбойники?

— Они такие страшные, усатые. А у вожака на глазу чёрная повязка.

— Зачем? — не понял паровозик.

— Чтобы страшнее было. Ночью разбойники выходят на дорогу, останавливают путников и грабят, -зловещим шёпотом предупредил Бобик.

— Как грабят?

— Забирают всё самое ценное.

— Но у меня нет ничего ценного, — сказал Пых.

— Плохо дело. Значит, ты обязательно должен взять что-нибудь ценное, чтобы у тебя было что грабить, — уверенно заявил пёс.

— Но я не знаю, что взять, — огорчился паровозик.

— Надо подумать, — сказал Бобик и почесал задней лапой за ухом. Он всегда так делал, когда думал о чём-нибудь важном.

Они помолчали. Котёнку показалось, что о нём совсем забыли, и он обиженно мяукнул.

В этот момент Бобику в голову пришла отличная идея. Он посмотрел на своего подопечного и радостно воскликнул:

— Придумал! Возьми его.

Пых покосился на пушистого малыша и с сомнением произнёс:

— А ты уверен, что он и есть самое ценное?

— Не очень, — честно признался пёс и добавил: — Но может быть, для кого-то он окажется ценным. И потом, надо же его куда-то пристроить, дом найти.

Паровозик подумал, что Бобик прав. К тому же вместе ехать веселее. Пых распахнул дверцу вагона и скомандовал котёнку:

— Залезай. Теперь я точно знаю, куда мы поедем. Будем искать тебе

Котёнок не заставил себя упрашивать. Он быстро прыгнул в вагон и уселся возле окошка.

— Доброго пути! Если увидишь разбойников, гони без остановки, — предупредил Бобик Бобиков.

— Ту, ту! — просигналил Пых, и они с котёнком отправились в путешествие.

РАЗБОЙНИК

Паровозик бежал по рельсам. Колёса весело постукивали на стыках. Мимо мелькали остроконечные ёлочки. Луна освещала только их верхушки, а внизу они казались сплошной чёрной стеной.

«Наверное, тут водятся разбойники. Нужно ехать без остановок», — подумал Пых.

Вдруг впереди загорелся красный свет семафора.

Паровозик был ещё маленьким, но он твёрдо знал, что правила дорожного движения надо выполнять всегда. На красный свет нужно остановиться.

— Пых, пых, — пропыхтел он и остановился.

— Мяу! — громко и отчётливо произнёс семафор.

— Я не знал, что семафоры мяукают, — удивился Пых.

— Что же я, по-твоему, лаять должен? — фыркнул кто-то в темноте.

Тут зажёгся фонарь, и Пых увидел вместо семафора огромного сиамского кота. Усы у кота топорщились в стороны, а чёрная повязка на глазу придавала ему свирепый вид.

— Я тебя знаю. Ты главный разбойник, — сказал Пых.

Кот оторопело посмотрел на Пыха, а потом вздыбил хвост и так истошно заорал, что даже паровозику с его железными нервами стало не по себе.

В ответ раздался душераздирающий вопль, и из темноты выскочил всклокоченный, рыжий котяра.

— Что случилось? Кто безобразничает? — грозно спросил он.

Увидев паровозик, кот удивлённо уставился на него.

— Это ты? Значит, ты сумел попасть в сказку?

Пых узнал старого знакомого Яшу, но сейчас ему

было не до любезностей. Сиамский кот по-прежнему так злобно смотрел на него, что теперь Пых не сомневался, что он — главарь разбойников.

— Чем он провинился? — спросил Яша у сиамского собрата.

— Он меня оскорбил! Он назвал меня разбойником! Меня, честнейшего кота! — возмутился тот.

Вот оно что! воскликнул Яша и примирительно добавил: — Не сердись. Он ведь ещё маленький и многого не знает.

— Чего я не знаю? — спросил любопытный Пых.

Яша сел поудобнее и принялся объяснять:

— Мой друг КиСя — иностранец. Он приехал к нам с Тибета. Там коты в большом почёте, ведь мы гораздо умнее собак, только не мяукаем об этом на каждом перекрёстке.

На Тибете дома охраняют не собаки, а коты.

— А здесь ты тоже что-то охраняешь? — спросил Пых у иностранца.

— По ночам мы с Яшей работаем семафором -сказал КиСя.

— Как это? — не понял паровозик.

— Очень просто. У кошек глаза в темноте светятся. Только у обычных кошек в темноте глаза зелёные, а у сиамских — красные. Поэтому КиСя останавливает поезда, а я пропускаю их дальше, — пояснил Яша.

— А для чего тебе чёрная повязка? — допытывался Пых.

— Какой ты непонятливый! У семафора должен быть один огонёк, а не два, поэтому один глаз приходится всегда держать закрытым, — сказал КиСя.

Верно. Когда придёт моя очередь, я надену повязку, — подтвердил рыжий Яша.

— Жаль, что вы не разбойники, — огорчился паровозик.

— Почему? — в один голос изумились коты.

— Значит, вы не будете меня грабить, а у меня есть кое-что ценное, — признался Пых.

Нет, оставь свои ценности при себе. Нам они не

нужны, — решительно заявили коты.

— Мяу, — всхлипнул в вагоне котёнок.

Он уже понял, что никому не нужен. Малыш сидел грустный-прегрустный и тихонько плакал.

— Кто там? — насторожился КиСя.

— Котёнок. Я думал, что он ценный, но если он вам не нужен, то поеду дальше искать для него дом, — сказал Пых.

Яша заглянул в вагон. Увидев маленького, полосатого котёнка, он воскликнул:

— Так вот ты где, разбойник! А ну выходи!

Котёнок покорно вышел из вагона и виновато потупился.

— Ну и ну! Выходит, он и есть разбойник? — удивился паровозик.

— Ещё какой! — сердито сказал Яша. — Этот озорник сбежал от мамы. Она его ищет, плачет, а он преспокойно катается на поезде.

— Я потерялся. Хочу к маме, — в голос заплакал котёнок.

— Значит, больше убегать без спроса не будешь? -строго спросил Яша.

— Не буду, — всхлипнул котёнок.

— То-то же, — погрозил ему Яша и обратился к паровозику: — Не волнуйся. Я доставлю его прямо к маме. Для неё нет ничего более ценного этого сорванца.

— Счастливого пути, — сказал КиСя и зажмурился, а Яша прикрыл лапой один глаз.

Теперь паровозику светил зелёный огонёк, который давал разрешение отправиться в путь.

— Ту, ту! — просигналил Пых.

Он бежал дальше и думал:

«Как же так получается, что котёнок оказался и разбойником, и самым ценным? Может быть, такое случается только в сказке?»

ТАЛАНТ

Пых добежал до речки, через которую был перекинут горбатый мостик, и остановился. Мостик был сломан. Нескольких дощечек не хватало, и рельсы обрывались возле дыры.

— Что же теперь делать? — расстроился паровозик.

— Прыгай в воду и плыви как я, — крикнула из речки лягушка.

— Я не умею плавать. Я сразу же пойду ко дну, -вздохнул Пых.

— Значит, у тебя нет таланта, — сказала лягушка, вылезла на лист кувшинки и, выпучив глаза, уставилась на паровозик.

— А что такое талант?

— Это когда ты умеешь делать что-то лучше других. Вот я, к примеру, умею плавать брассом, — по-

хвалилась лягушка, спрыгнула с листа и, важно разгребая лапками воду, сделала круг.

Из прибрежных кустов высунулся заяц и сказал:

— Больно надо шкуру мочить. Я через эту дырку одним махом перепрыгну. Лучше меня в лесу никто не скачет.

Разогнался косой — скок! — и перемахнул через дыру. Пролетавшая мимо ворона покосилась на него, села на перила и презрительно фыркнула:

— Подумаешь, талант. Вот я могу не то что дыру в мосту, а всю реку перелететь.

Услышал спор бобёр, высунулся из воды и покачал головой:

— Ишь расхвастались. Что другим проку от ваших талантов? Тут надо не языки чесать, а мост чинить, чтоб по нему все ездить могли.

Притащил речной мастер брёвнышки и быстро починил мостик.

— Какие же вы счастливые! У вас у всех есть талант, — сказал Пых.

— Разве ты ничего не умеешь делать? — спросила ворона.

— Ничего. Только возить пассажиров, — вздохнул Пых.

— А кто такие пассажиры? — заинтересовался заяц.

— Все, кто садится в вагоны, становятся пассажирами. Хотите, я вас покатаю?

— Хотим! — хором согласились зверята, а лягушка с опаской добавила:

— Конечно, если это не больно превращаться в пассажиров.

— Ничуточки! — сказал Пых и гостеприимно распахнул дверцу.

Лягушка, ворона, заяц и бобёр живо залезли в вагончик. «Ту, ту!»-просигналил Пых и покатил по рельсам. Он сделал целый круг и снова вернулся к горбатому мостику.

— Вот уважил так уважил! Раньше я думала, что можно превратиться только из головастика в лягушку, а теперь ещё и пассажиром побывала, — проквакала лягушка.

— Молодец! Хорошо прокатил! С ветерком! — наперебой расхваливали поездку ворона с зайцем, а бобёр сказал:

— Что же ты нас обманывал, что у тебя нет талантов?

— А разве есть? — удивился Пых.

— Конечно! Быстро бегать по рельсам — это раз. Превращать всех в пассажиров — два. Катать друзей -три. И главное — дарить всем радость. Видишь, сколько у тебя талантов!

— Спасибо. Без вас я бы никогда не узнал, что я такой талантливый, — смутился Пых.

— Не благодари, — сказал бобёр. — Талант есть у каждого, просто надо его вовремя открыть.

УПРЯМЫЙ ОСЛИК

Пых весело катился по рельсам, когда вдруг увидел на дороге длинноухого ослика.

— Ту, ту! Освободи путь! — просигналил паровозик, но ослик и ухом не повёл.

— Пых, пых! Ох! Ух! — изо всех сил затормозил паровозик и успел остановиться, чуть не наехав на ослика.

— Эй, разве ты не слышишь, что я тебе сигналю? -возмутился паровозик.

— Слышу. А ты разве не видишь, что я тут стою? -спокойно возразил ослик.

— А почему ты стоишь на дороге? — спросил Пых.

— Развиваю характер, чтобы стать упорным.

— По-моему, так развивать характер опасно, -сказал паровозик и попросил: — Пропусти меня, пожалуйста.

— Нет. Поезжай в обход, — заупрямился ослик.

— Я не могу.

— Ты тоже тренируешь настойчивость?

— Нет, просто я не умею бегать без рельсов, -признался Пых.

— Это потому что ты маленький? — догадался ослик.

— Нет. Все поезда ездят только по рельсам. Если

поезд сходит с рельсов, то происходит крушение.

— Что такое крушение? — поинтересовался ослик.

— Точно не знаю, но что-то очень плохое. Поэтому будет лучше, если ты уйдёшь с дороги, — сказал Пых.

— Хитренький какой! Если я уйду с дороги, то получится, что я совсем не настойчивый. Я ни за что не уступлю. Поезжай в объезд.

— Хорошо, я попробую, — согласился паровозик.

Он попытался объехать ослика, но это оказалось

непросто. Пых пыхтел и сопел, но не мог сойти с колеи.

— Хочешь, я тебе помогу? — предложил ослик. Он подтолкнул Пыха. Паровозик оторвался от рельсов и завалился на бок.

— Карраул! Кррушение! — прокаркала пролетавшая мимо ворона.

На её карканье прибежали козлята, овечка и лошадка, которые паслись неподалёку.

— Всё из-за тебя, упрямый осёл! Ай-ай-ай! Как не стыдно! — стали они ругать виновника аварии.

— Я просто хотел проявить упорство, — оправдывался ослик.

— Глупость ты проявил, а не упорство. Поезд не может ездить без рельсов, значит, ты должен был уступить дорогу, — сказала лошадка.

Ослик подошёл к лежащему на боку Пыху и, понурив голову, сказал:

— Прости меня, пожалуйста. Ты очень ушибся?

— Нет, я ведь железный, но я не сумею сам подняться и встать на рельсы.

— Я тебе помогу, — пообещал ослик.

— Мы тоже, — предложили остальные.

Все дружно принялись за работу. Они и так и сяк пытались поднять Пыха, но не тут-то было.

— Мы не суме-е-е-ем, ме-е-е, — вздохнули козлята.

— Обязательно сумеем. Надо только поднатужиться, — сказал ослик и ещё упорнее принялся за дело.

— Бе-едный Пых. Бе-едные мы. Без подмоги нам не-е обойтись, — проблеяла овечка.

И го го! Ничего у нас не выйдет, — согласилась лошадка.

Но ослик никого не слушал. Он напрягался, толкал, сопел и пыхтел, совсем как Пых, когда тот был сильно нагружен.

— Оставь меня. Я слишком тяжёлый, — грустно сказал паровозик.

— Ни за что! Мы обязательно поставим тебя на рельсы, — отдуваясь от натуги, пообещал ослик.

Ему было очень трудно, но он не отступался, ведь ослики бывают очень настойчивыми, если захотят. Его упорство подбодрило и остальных. Раз за разом друзья поднимали паровозик всё выше. И вот наконец Пых качнулся и встал на рельсы.

— Ура! Получилось!! — хором закричали лошадка, овечка и козлята. Только ослик молчал. Он старался больше всех и очень устал.

— Молодец, ослик! Ты такой упорный, — похвалили его козлята.

— Бе-е. Берите с него приме-ер, — проблеяла овечка.

— Если бы не твоя настойчивость, я бы так и лежал возле дороги, — поблагодарил ослика Пых.

— Недаром говорят: упорство и труд всё перетрут, — сказала лошадка.

— Как же это получается? Сначала все меня ругали, а теперь хвалят, — удивился ослик.

— Ругают не за упорство, а за упрямство, — сказала лошадка. — Упорство помогает сделать что-нибудь хорошее, а если попусту упрямиться, то от этого только вред.

— Понял! — обрадовался ослик. — Прежде чем упорствовать, надо подумать, какая от этого польза.

СНОВА ДОМА

Пых открыл глаза и увидел, что находится в детской комнате. Рядом, в корзине, свернувшись калачиком, спал рыжий кот Яша. Он ещё не вернулся из сказочного путешествия.

В это время в комнату заглянула Лёнина мама. Она подошла к кроватке сына и сказала:

— Лёня, просыпайся. Пора вставать.

— Не хочу, — сквозь сон закапризничал Лёня.

«Наверное, он тоже попал в сказку и хочет досмотреть, чем всё закончится», — подумал Пых.

Теперь-то паровозик знал, что ложиться спать очень интересно, если умеешь правильно закрывать глаза.

После завтрака Лёня стал играть со своим любимым паровозиком. Пых проезжал мимо семафора, по лесу и по мостику, но сегодня всё казалось ему дру-гим. Пых хотел рассказать о своём сказочном ночном путешествии Лёне, но вместо этого лишь звонко прогудел: «Ту, ту!».

А потом смущённо запыхтел: «Пых, пых, пых». Ведь он был ещё маленький и умел разговаривать только во сне.

Adblock detector