Маленький домик — Глава 6

Сказка Маленький домик — Глава 6 читать текст онлайн:

Дурачок Болтун стоял рядом с Венди в позе победителя, когда остальные с луками и стрелами выскочили каждый из своего дупла.

— Поздно, поздно! — крикнул он им с видом победителя. — Я уже застрелил ее. Питер будет доволен мной больше всех!

Пролетая над его головой, Динь-Динь закричала:

«Дурачок ты!» — и скрылась. Никто ее не услышал, потому что все столпились вокруг Венди. Страшная тишина опустилась на лес. Если бы сердце Венди билось, они бы, наверно, услышали.

Малыш заговорил первым.

— Это никакая не птица, — сказал он испуганным голосом. — Это тетенька.

— Как — тетенька? — задрожал от страха Болтун.

— Мы ее убили, — хрипло заметил Кончик. Они сорвали с себя шапки.

— Все ясно, — сказал Кудряш. — Питер привел ее сюда для нас.

И он в отчаянии шмякнулся на землю.

— Тетенька, которая наконец взяла бы на себя заботу о нас, — сказал один из Двойняшек. — А ты ее убил.

Им, конечно, было жаль Болтуна. Но еще жальче самих себя. Когда он приблизился к мальчишкам, они от него отвернулись.

Болтун был бледный, губы сжаты. В его лице появилось даже какое-то скрытое достоинство, которое раньше не замечалось.

— Это я сделал беду, — произнес он. — Когда по ночам тетенька являлась ко мне во сне, я шептал:

«Милая мамочка, милая мамочка». А когда она явилась на самом деле, я ее застрелил.

И он медленно пошел прочь.

— Куда же ты, не уходи! — закричали остальные.

— Уйду, — сказал он. И голос его дрогнул. — Я ужас как боюсь Питера.

И в этот самый трагический момент они услышали знакомый звук, и душа у них немедленно ушла в пятки. До них донеслось кукареканье.

— Питер! — воскликнули они. Он всегда возвещал им о своем прибытии кукареканьем.

— Прячьте ее, — зашептали они, и все стали стенкой возле Венди. Только Болтун остался стоять в стороне.

Снова раздался громкий петушиный крик, и Питер оказался перед ними.

— Здорово, ребята! — крикнул он, и они механически ответили на приветствие, а потом снова наступила тишина.

Он нахмурился.

— Я же вернулся, — сказал он сердито, — почему я не слышу приветствий?

Они было открыли рты, чтобы крикнуть «ура», но звука не получилось.

— Большие новости, ребята, — оживленно говорил Питер. — Я наконец добыл маму для вас всех.

Ему ответило все то же молчание, только было слышно, как Болтун шлепнулся на колени.

— Вы ее не видели? — спросил Питер, начиная беспокоиться. — Она летела сюда.

— О господи, — сказал кто-то, а кто-то добавил: — Какой печальный день. Болтун встал с колен.

— Питер, — сказал он тихо. — Я тебе ее покажу. Мальчишки все еще стояли вокруг Венди, загораживая ее.

— Посторонитесь, Двойняшки, — сказал Болтун. — Пусть Питер посмотрит.

Они все отошли в сторону. Питер поглядел на Венди некоторое время. Он не представлял себе, что же теперь делать.

— Она умерла, — сказал он, чувствуя себя очень неуютно. — Может быть, ей страшно быть мертвой?

Ему вдруг захотелось отпрыгнуть подальше и бежать, бежать, пока совсем не потеряется из виду, и больше уже никогда не возвращаться. Они бы все с радостью побежали за ним. Но он не трогался с места. Он вытащил стрелу у нее из сердца и повернулся к своей команде:

— Чья стрела?

— Моя, Питер, — сказал Болтун и опять бросился на колени.

— Подлая, предательская рука, — сказал Питер и занес стрелу, чтобы поразить ею Болтуна.

Болтун не шелохнулся. Он подставил грудь под стрелу:

— Давай, Питер.

Дважды Питер поднимал руку со стрелой, и дважды он ее опускал.

— Я не могу ударить, — сказал он с ужасом. — Что-то хватает меня за руку.

Все поглядели на него с удивлением. Все, кроме Кончика. Он, к счастью, поглядел на Венди.

— Это она! — закричал он. — Это тетенька Венди. Она хватает его за руку!

Как ни странно, Венди действительно подняла руку. Кончик наклонился над ней и с трепетом прислушался.

— Мне показалось, что она произнесла: «Бедный Болтун».

— Она жива, — сказал Питер. Малышка подхватил:

— Тетенька Венди жива!

Питер встал возле нее на колени. Он обнаружил свою пуговицу. Вы помните тот желудь, который служил ему пуговицей? Она прикрепила его тогда к своей цепочке!

— Глядите! — сказал он. — Стрела угодила прямо сюда. Это поцелуй, который я ей подарил. Он спас ей жизнь.

— Я помню поцелуи, — тут же вмешался Малышка. — Точно, это и есть поцелуй.

Питер его не слушал. Он шепотом упрашивал Венди поскорее очнуться, чтобы он мог показать ей русалок. Но она не отвечала. Она была еще в глубоком обмороке. Над головами у них раздался тоненький вопль.

— Слыхали? — заметил Кудряш. — Это Динь ревет, потому что Венди не умерла.

И тогда им пришлось рассказать Питеру все, и они никогда еще не видели у него такого сурового выражения лица.

— Послушай-ка, фея Починка! — закричал он. — Я больше с тобой не дружу. Убирайся отсюда навсегда.

Она слетела к нему на плечо и умоляла его смягчиться, но он стряхнул ее с плеча. Венди опять подняла руку, прося его о милосердии.

— Ладно, — сказал он. — Не навсегда, а на неделю. Вы думаете, Динь-Динь исполнилась благодарности к Венди за то, что она за нее заступилась? Да ничего подобного! Эти феи очень странные существа. Ей никогда еще так не хотелось ущипнуть Венди, как в этот момент.

Но что было делать с Венди, когда ее здоровье находилось в таком плачевном состоянии?

— Давайте отнесем ее вниз, в наш дом, — предложил Кудряш.

— Точно, — поддержал его Малышка. — С тетеньками так и надо поступать.

— Нет, нет, — сказал Питер. — Не смейте к ней притрагиваться. С ней надо обращаться уважительно.

— Я тоже так думаю, — сказал Малышка.

— Но если ее оставить тут, она умрет, — сказал Болтун.

— Точно, умрет, — поддержал его Малышка. — Только выхода все равно нет.

— Есть, — возразил Питер. — Мы построим для нее домик, прямо вокруг нее.

Все пришли в восторг.

— Живо! — командовал Питер. — Тащите наверх все самое хорошее, что у нас там есть. Живо!

Вмиг закипела работа. Они носились туда и сюда, кто тащил одеяло, кто дрова. И пока они суетились, как вы думаете, кто показался на дороге? Конечно, Джон и Майкл. Они еле брели, на мгновение останавливались и стоя засыпали, потом просыпались, делали еще один шаг и засыпали снова.

— Джон, Джон, проснись… — плакал Майкл. — Где Нэна, Джон, где наша мама?

Джон протирал глаза и бормотал:

— Значит, мы в самом деле улетели?

Они очень обрадовались, когда увидали Питера.

— Здравствуй, Питер, — сказали они.

— Здравствуйте, — ответил Питер, хотя, признаться, к этому времени он о них уже совершенно забыл.

Он— сосредоточенно обмерял Венди шагами, чтобы сообразить, какой величины должен быть домик, чтобы в него поместилась Венди, стол и два стула. Джон и Майкл глядели на него с изумлением.

— А Венди спит?

— Спит.

— Джон, — предложил Майкл, — давай ее разбудим и скажем ей, чтоб она приготовила нам ужин.

Но не успел он договорить, как примчались мальчишки, которые тащили бревна для постройки.

— Погляди! — ахнул Майкл.

— Кудряш, — сказал Питер одним из своих командирских голосов, — проследи, чтобы они тоже приняли участие в строительстве дома.

— Есть, сэр!

— Строительстве дома? — поразился Джон.

— Да. Для тетеньки Венди.

— Для Венди? Так ведь она ж всего-навсего девчонка!

— Поэтому, — объяснил Кудряш, — мы ей все и служим.

— Вы? Служите Венди?

— Да, — сказал Питер. — И вы тоже будете служить. Начинайте!

И обоих братьев поволокли в лес рубить, тесать и таскать доски и бревна.

— Первым делом сделайте стулья и каминную решетку, — скомандовал Питер. — Потом — стены и все остальное.

— Точно, — сказал Малышка. — Дома всегда строят именно так. Я теперь вспоминаю. Питер был весь в заботах.

— Малышка, — сказал он, — живо за доктором.

— Есть, сэр, — отозвался Малышка и поспешно удалился, почесывая при этом в затылке. Он знал, что Питеру надо подчиняться без рассуждений. Он вернулся через минуту. На голове у него была шляпа Джона. Вид у него был торжественный.

— Входите, сэр, — приветствовал его Питер. — Вы — доктор?

В такие минуты разница между Питером и мальчишками всегда ощущалась очень разительно. Дело в том, что они сознавали, что понарошку — это понарошку, а для него что как будто, что на самом деле — не различалось. Иногда это доставляло им некоторые неудобства и неприятности. Например, когда им приходилось обедать только понарошку. Если они вдруг нарушали игру, они тут же получали оплеуху.

Поэтому Малышка поспешно отозвался:

— Да, мой друг.

— Прошу вас, сэр. Эта дама очень больна. Они оба стояли рядом с Венди, но Малышка предпочел не заметить этого обстоятельства.

— Ай-ай-ай! — покачал он головой. — Где же она?

— Вон там, — сказал Питер.

— Я поставлю ей стеклянную штучку под мышку. И он наклонился над Венди и сделал вид, что ставит ей градусник. Воцарилось напряженное молчание, пока «доктор» доставал «градусник».

— Ну как, доктор? — спросил Питер.

— Так-так-так. Штучка ей очень помогла.

— Я очень рад, — сказал Питер.

— Я навещу ее еще раз — вечером. Напоите ее бульоном из чашечки с носиком.

Он вернул шляпу Джону и тяжело перевел дух, точно избавился от большой опасности.

Тем временем лес гудел от звуков топора и пилы, и скоро все необходимое для постройки хорошенького домика лежало возле Венди.

— Знать бы теперь только, какие дома ей нравятся, — заметил один из Двойняшек. А второй закричал:

— Питер, она ворочается во сне!

— Она приоткрыла рот! — воскликнули оба разом. — До чего хорошо!

— Может, она споет что-нибудь во сне, — заметил Питер. — Венди, спой нам песенку про то, какой бы ты хотела домик.

И тотчас же, даже не открывая глаз, Венди запела:

Вы мне постройте домик Меня самой не выше, Пусть будут стенки красные И мягкий мох на крыше.

Они пришли в полный восторг, потому что все бревна, которые они заготовили в лесу, были покрыты красным древесным соком, а на земле вокруг было сколько угодно мха.

Они мгновенно возвели стенки дома и покрыли его крышей и сами запели хором:

И стены есть, и крыша есть, И потолок, и дверь.

Скажи нам, мама Венди, Что делать нам теперь?

И на это она ответила:

Теперь вы сделайте окно, И будет все в порядке.

В него пускай глядит сирень, А из него — ребятки.

Они тут же прорубили окно и из больших желтых листьев смастерили занавески. Только вот где же взять сирень? Но они быстренько посадили куст, и он тут же вырос и зацвел — понарошку. Но вот как же быть с ребятками?

Чтобы Питер не успел отдать нового распоряжения про ребят, они поскорее запели:

Глядит в твое окно сирень, На ней цветов не счесть.

Ребят не можем мы создать, Ребята мы и есть!

Питеру понравилось, что ребята — это они и есть, и он быстренько повернул дело так, что он сам такое сочинил. Домик получился прелестный, и Венди, наверное, было в нем очень уютно. Только они больше не могли ее видеть, потому что она осталась внутри, а они — снаружи. Питер обошел весь дом, проверяя, все ли в порядке. Ничто не ускользнуло от его орлиного взора. Вроде бы строительство было закончено. Но — нет.

— Нет трубы, — заявил Питер. — Необходима труба.

— Труба необходима, — сказал Джон. Питер поглядел на него и что-то сообразил. Он снял с его головы шляпу, выбил донышко и водрузил на крышу. Маленькому домику так понравилась такая труба, что, как бы говоря «спасибо», он тут же выпустил через нее клуб дыма.

Ну, теперь, кажется, и на самом деле все готово. Оставалось только вежливо постучаться в дверь.

— Постарайтесь выглядеть как можно лучше, — сказал Питер. — Первое впечатление — всегда самое важное.

Питер был рад, что никто не спросил его, что значит «первое впечатление». Они слишком были заняты тем, что старались выглядеть как можно лучше. Он тихонечко постучал в дверь. Мальчишки замерли. И все в лесу замерло. И была бы абсолютная тишина, если бы не Динь, которая сидела на ветке и открыто над ними издевалась.

Дверь открылась, и на пороге показалась Венди. Они как по команде сняли шапки.

Венди смотрела на них удивленно. Но они так и думали, что она откроет дверь и посмотрит на них удивленно.

— Где я? — спросила она.

Конечно, выскочка Малышка поспешил отозваться первым:

— Тетенька Венди, мы построили для тебя домик.

— Скажи скорей, что он тебе нравится, — попросил Кончик.

— Милый, чудесный домик, — откликнулась Венди. И это были те самые слова, которые они надеялись от нее услышать.

— А мы — твои дети! — закричали Двойняшки. И все мальчишки опустились на колени и стали ее просить:

— Тетенька Венди, будь нашей мамой!

— Да — сказала Венди и просияла. — Я бы очень хотела. Только я не знаю, справлюсь ли я. Я ведь еще только девочка.

— Это неважно — сказал Питер, как будто он прекрасно разбирался в мамах. — Нам нужно, чтобы ты была как мама. И все.

— По-моему, как раз я такая и есть, — сказала Венди.

— Такая, такая, — закричали все, — мы сразу это поняли!

— Хорошо, — сказала она. — Я постараюсь. А теперь — быстренько домой. Вы наверняка промочили ноги. Я сейчас же уложу вас в постель. А пока вы ложитесь, я успею досказать вам сказку про Золушку.

И они все спустились в свой подземный дом. Как уж они там помещались, я не знаю. Но в стране Нетинебудет как-то все по-другому измеряется, и в маленьком помещении может очень много поместиться.

Так начался первый из многих радостных вечеров, которые они провели с Венди.

Постепенно они все уснули, и Венди подоткнула им одеяла. Сама она в эту ночь спала в своем маленьком домике. А Питер стоял на часах с саблей наголо, потому что издали доносились голоса пиратов, и было слышно, как в лесу рыщут волки.

Маленький домик выглядел так мило. Из-за занавесок пробивался свет ночника. Тоненький дымок струился из трубы. Все было спокойно, потому что Питер его охранял.

Через некоторое время и он заснул, и несколько фей наткнулись на него, возвращаясь домой с бала. Они наверняка отомстили бы любому из мальчишек, который заснул бы на их пути ночью, но на Питера они не сердились. Они только пощекотали у него в носу травинкой и полетели дальше.