Бабушкины сказки — Вера Каныгина

Бабушкины сказки — Вера Каныгина читать текст онлайн:

Про бабушку и Крошку

За Волгой-рекою

в глухой деревушке

Живет одиноко Мария — старушка.

Но вместе живут с ней

и Мурочка кошка,

Собачка — шалунья по имени Крошка,

Три курицы — умницы, шумный петух,

Козочка Белка и гусь Винни Пух.

Грибы искать бабка неплохо умела.

С ней Крошка, собачка, в лес бегала смело. Собачьи повадки известны давно,

Чутье в дар собаке недаром дано.

В лесу Крошка храбрая зря не залает,

Хозяйку, как страж, охраняет.

Заблудится бабка,

устанет, чуть дышит,

А Крошка до дома

дорожку отыщет.

Довольная бабушка

Крошку прижмет,

Забыв про усталость,

быстрее пойдет.

Грибы на обратном пути собирает,

И песни тихонько она напевает.

Вот гриб-боровик,

под сосною маслята.

Но места в корзинке

для них маловато.

Поставив у пня ее,

фартук — в охапку,

Пошла за грибом,

что огромен, как шапка.

А рядом с оврагом

другой — еще лучше…

Их в фартук рвет бабка,

спускается с кручи.

О, боже, потеря, где пень, где корзинка.

Но Крошке давно это все не в новинку.

К корзинке хозяйку ведет,

громко лая И хвостиком гордо

при этом виляя.

Но было однажды в лесу и другое, Надолго запомнилось

бабке такое:

Набрав земляники

с походом лукошко, Присела бабуля, устав, у дорожки.

Когда ж на лукошко

она оглянулась,

Глядь, Крошка мордашкой

в лукошко уткнулась!

«Ах ты, сладкоежка, —

хозяйка вскричала, — Что, ягоды я для тебя собирала?

Нет, я собирала их дочке и внукам.

Получишь сейчас у меня

по заслугам!»

Тот раз посердилась

бабуля немножко, Но все же простила

любимую Крошку… И Вы в край Заволжский,

друзья, приезжайте. На бабкиных тропках в лесу побывайте.

Вас Крошечка встретит, где Линда течет,

А бабушка сказки свои Вам прочтет.

Сказка

Рассердился Дед Мороз Не на шутку, а всерьез. Напустил он снеговеи,

Чтобы звери присмирели.

В лед сковал Мороз водицу — Негде заиньки напиться,

А где лисий домик был,

Он сугроб нагромоздил.

Мечется мороз, лютует, Самому свет стал не мил.

И с рассветом в дом лесничий Он погреться приходил.

Снимет валенки у входа,

Сдует иней с бороды,

Скажет: «Ну и непогода.

Не накликать бы беды!»

Первый снег

Кружится над землей пороша И заметает чей-то след.

Аленка, протянув ладошки, Смеется, ловит первый снег.

Галдят на горке ребятишки, Снежинки водят хоровод.

Чечетка птичка-невеличка Щебечет радостно: «Зима идет!»

Зима

Как под шапкой белою

домишки С косогора издали видны;

А вокруг в малиновых манишках Ветви облепили снегири.

Запорошена к реке тропинка. Старый дуб на берегу стоит.

Зимний вечер. Все, как на картинке, Снег на землю хлопьями летит.

В лесу под Новый год

(зимняя сказка)

Полночь лунная.

Мороз рассыпал блестки у берез.

Нарядил в сосульки ели.

Стихнуть приказал метели,

Потому что Новый год К ним торопится, идет.

Звери все засуетились,

Празднично принарядились,

И чтоб встретить Новый год,

Встали дружно в хоровод.

— У-у, — вдруг заскрипели сани.

Кучер в них — Мороз с усами,

С белоснежной бородой — Не старик, а молодой.

А в мешке у новгоднишки Для зверей подарки, книжки. Рядом едет вездеход — он в лес сладости везет.

— Тпру! — остановились сани.

А Мороз, крутя усами,

Стал зверей всех поздравлять И подарки раздавать.

Тут орехи и игрушки,

Фрукты, шоколад, хлопушки. Зазвучали песни, смех,

То-то радости у всех.

Звездный звон стоял над лесом. Дед старый ринул в поднебесье, Унося прошедший год, — Новому пришел черед.

Лесной лазарет

(сказка)

Метель воет, в дверь стучится.

Над избушкой дым кружится.

Спят в деревне скот, детишки.

Лишь в лесничестве не спится.

Под сосной большой олень.

Стонет волк, худой, как тень.

А у окна стоит девчонка,

Внучка лесника — Аленка.

Она шепчет, не скрыв слез:

«Плохо зверям, Дед Мороз.

Помогать в лесу им нужно.

Жить с зверями должны все дружно.

Все несут за них ответ.

Не допускать в лес зло и бед.»

Плач ее и всплеск забот

Слышал юный звездочет.

Не мог он с девочкой не согласиться

И клич подал: объединиться!

Первым откликнулся пес Тишка.

Потом пришел козел Никишка.

Возглавил гусь индюшек взвод,

В лес санитаром кот идет.

Лес дремучий. Зги не видно.

Вернуться в пору бы, но стыдно.

Эхо по лесу летит,

Помощь скорая спешит.

Проложил отряду след

Звездочет, неся свой свет,

Споря с непроглядной тьмой,

Путь он освещал звездой.

На снегу, у древней ели,

Жители лесов сидели:

Раненые кабаны,

Хромые зайцы-прыгуны.

— Ой, болит! — стон раздается.

Девочка за шприц берется.

Одним инъекции введет,

Другим таблетки подает.

А пес ее — он тут как тут —

По рупору с пенька зовет:

— Кто болен, пусть сюда идет.

Мы от недуга и простуды

Всех можем излечить.

Поскорее приходите к нам микстуру пить,

Горчичники поставим Вам

И всем дадим совет,

Чтобы здоровыми Вы были

И жили до ста лет.

Потом но месте том пустом

Решили звери строить дом.

Медведь, кабан с двумя волками

Деревья стали рвать с корнями.

Олень больной пилить пустился.

Здоровым стал, как вновь родился.

Аленкин старый важный кот ,

План лазарета создает.

Под стройку ямы роет крот.

Ворона в клюве мох несет.

Медведь все бревна притащил.

А дятел носом их рубил.

Лисичка всем из разных круп

Сварила очень вкусный суп.

Наелись звери. И до пота

Кипела, спорилась работа.

Дрозд быстро крышу смастерил,

А дятел в стену гвоздь забил.

Опавший лист еж притащил,

Больным постельки постелил.

Так лазарет на славу вышел.

И звери рады все, им не до слез.

И лес теперь морозит тише

Строптивый дедушка Мороз.

Звери на зимовке

Ночь. Февраль. В деревне тихо.

Спит с крольчатами крольчиха.

Спит в конурке сытый пес,

Кот — на печке, как прирос.

Дремлют куры на насесте,

Утки, гуси в кучке, вместе,

Козе, корове — благодать:

Тепло в соломе, мягко спать.

Трудно жить в лесу зверушкам,

Волки рыщут по опушкам.

Голод кабана гнетет,

Даже сон на ум нейдет.

Стынут лапки у лисички,

Зябнут белочки-сестрички.

По реке, ломая лед,

Лось на промысел идет.

Лес, закованный в кольчугу,

У зимы пока в плену,

В феврале все злее вьюга —

Видно, чувствует весну.

Веснянка

(сказка)

В дивном теремочке

В снеговой постели

На большой подушке

Весна спит — веселушка.

А с лохматой ели

В золоченых шишках

Птицы-свиристели

Кричат: «Вставать, малышка!»

Зима свое царство Покидать не хочет,

В дикой злобе мечется:

То плачет, то хохочет.

Морозу Снегурочка:

«Дед, надо меру знать!

Пора весне-красавице

Нам место уступать.

Вот здесь, под снежным настом

Стоим где я и ты,

Наружу пробивают

Подснежники-цветы».

Мороз потоптался,

Хрипло вдаль аукнул,

Палицей из льдинок по земле пристукнул.

И весна проснулась.

Ручьи зазвенели, лед треснул — канонада,

Грачи прилетели, и все пошло как надо:

В зеленое платье оделись лес, сады,

Расцвели над озером яркие цветы.

Белая черемушка

Над оврагом клонится.

Ландыш в просеке расцвел,

С совой кукушка ссорится.

Весна-чаровница полна суеты.

Над селом развесила от радуги мосты.

Позолотой солнца окрасила речку

И у зимы в избушке затушила печку.

Неблагодарный щенок

Скулит во тьме малыш-кутенок.

Голос его дрожит, негромок.

На помощь он к себе зовет.

Под ним вода и талый лед.

На зов из леса вышел Миша.

Сынок с ним медвежонок Гриша,

Что были в спячке до сих пор.

Они несли с собой багор.

Отец-медведь без промедленья

Предпринял меры для спасенья.

Но тут спасенный им щенок

На берег вышел и наутек

Бежать пустился без задних ног.

Не стал благодарить медведя,

Боялся — вдруг он будет съеден.

Гимн весне

Весна врывается в распахнутые двери.

Проснулся лес. Свои глаза раскрыл цветок.

Ручьи журчат, повсюду птичьи трели.

Затеплился рыбацкий котелок.

Куда ни глянь: весь луг благоухает,

Пчела-трудяга делает облет.

И все вокруг в природе торжествует,

Звенит, смеется, сказочно цветет.

Рассвет

Заискрилось солнце по росистым кронам,

Пробудились птицы в роще, за рекой,

И травы высокой, сочной и зеленой

Ласково коснулся ветер озорной.

Как дитя родное, луч цветы лелеет.

С нежностью туманы пеленают сад.

И рассвет встречая, в танце шмель кружится.

Родники в оврагах весело журчат.

В женский день

Восьмого марта с братиком вдвоем

Любимым женщинам подарки принесем.

Маме подарим мы букет мимоз,

Сестре бокал с рисунками из роз,

Бабуле сладкий испеку пирог

И сделаю сама тюльпан-цветок.

Потом день этот будет праздновать семья.

Но в том числе ведь женщина и я.

Разговор с пеструшкой

Девочка в слезах пеструшке,

Дразнят «рыжиком» подружки.

Пятна на лице весной

Не смываются водой.

— Гордись! — ей курочка в ответ.

— Тут ничего плохого нет.

Солнце тебя полюбило

Ленивая кошка

Обленилась моя кошка,

Летом дремлет у окошка.

Мышей она не хочет знать,

Зимой ложится спать в кровать.

Чу! Скребется кто-то. Тише!

Не мешайте спать мне, мыши.

Не помните мне хвоста —

Хвост для кошки — красота.

Весна приволжская

Весна в этом году была необычная. Грачи прилетели рань­ше, не как всегда. На деревьях преждевременно набухли почки, вот-вот готовые распуститься.

Несмотря на утренние заморозки, предрассветная дымка прятала белые стволы берез, по ветвям которых тронулся сок, и застучали под солнечными лучами звонкие капели. С верху­шек елей и сосен, на которых висели красно-коричневые шиш­ки, исходил тонкий и сладкий запах.

Весенняя красота, ее очарование до неузнаваемости из­менили все в природе.

Там, где еще совсем недавно в лесу лежал потемневший снег, твердый и остекленевший, разбегались в разные сторо­ны, точно хрустальные, ручейки, возле которых вот-вот по­явятся первые грибы — строчки.

А в это время шумная стайка скворцов кружилась над кры­шами деревенских домов. Среди этих пернатых были и вечные труженицы — затейливые ласточки.

Голубое почти безоблачное небо периодически оглаша­ется кряканьем прилетающих с зимовки диких уток. Дал о себе знать тогда ку­лик на болоте. Повела пол­ный отсчет грядущих лет, наших недугов и удач кукушка на опушке леса.

Под зонтом

Плачут окна под дождем

Задрожал от грома дом.

А от тополя пушинки

Легли на крышу, как снежинки.

От пушинок белый сад.

Вишни, как в снегу, стоят

И от той метели летней.

Под зонтом Лена и брат.

Колет, ой!

В чистом поле меж дорог

Ежик отдохнуть прилег.

Мимо проходил мальчишка,

Удивился, что за шишка.

А вот как он ткнул ногой,

Громко вскрикнул:

— Колет, ой!

Волки

…Ноябрь стоял в разгаре, ежедневно показывал свои кап­ризы: то сильный ветродуй, то обжигающие заморозки, а порой — неожиданная прозрачная капель.

В один из таких дней я протопила печь и поспешила на остановку, чтобы уехать последним автобусом на городскую квартиру.

Светила луна. Дорога шла мимо кладбища и деревни Приклонной. Торопкими шагами я миновала ее и оказалась в поле. И тут я увидела три четвероногие тени. Они кружились в вечерних сумерках друг за другом.

— Собаки, — подумала я. И спокойно продолжала путь. Тени приближались. Наконец, я отчетливо увидела необычно пушистые опущенные вниз хвосты.

— Волки! — испуганно вскрикнула я. Один из них быстро побежал ко мне. Следом кинулись еще двое, но последний взглянул на меня с безразличием, повернулся в сторону и, увлекая за собой остальных, направился в сторону деревни. Я долго не могла сдвинуться с места.

Отшумели хлюпкие дожди, ушли в спячку зимние метели. Наступил март месяц. Этот период считается лучшим месяцем для волков. В эти дни со стороны Шиховского леса раздается громкий вой собравшихся в стаю волков, от чего казалось, что их длительному протяжному завыванию нет конца. Такой сводный волчий хор долетал до отдаленных деревень. В это время совсем неожиданно мне довелось увидеть издали в поле бродившего между заснеженными стогами сена матеро­го волка.

— Бедненький! — сжалилась я тоже над ним. — Видно, оси­ротел.

О волчьих повадках мне было хорошо известно от старого лесничего. Вот, что рассказывал он мне:

— Волки живут парами в стаях. И если вдруг погибает волчица, то волки изгоняют из своей стаи друга погибшей.

Вот и бродит после волк одиноко почти до сомой смерти или до тех пор, пока его не приветит другая волчья стая.

В заключение своего рассказа хозяин леса — человек пре­клонного возраста не забыл отметить, что волки являются незаменимыми санитарами леса. Они уничтожают злостных грызунов, наносящих вред деревьям, а также расчищают лес­ную территорию от слабых, больных зверей и всякой падали.

И в этом у них есть немалая заслуга.

* *

Утром холодно, сыро, туманно.

Знать каприз у природы такой,

Лишь полынь в поле сладко дурманит,

Да рыдает глухарь за рекой.

Грибная пора

На лесном болоте кочки,

Но и там растут грибочки:

Под березовым кустом

У грибов надежный дом.

Было дерево когда-то,

Теперь пень — на нем опята.

А вокруг его стоят

Грузди, как лесной отряд.

На пригорке — светофор.

Это — красный мухомор.

До чего ж хорош на вид,

Да вот только ядовит.

* * *

Утро начинается — бабка в лес идет,

У пруда заросшего зайчик ее ждет,

А сосенки страстные, выстроившись в ряд,

Как своей знакомой «здравствуй» говорят.

Даже плакса-иволга песню ей поет,

Птицы замедляют перед ней полет.

Утоляет жажду ей под горой родник,

Без спроса лезет в кузовок грибной царь-боровик.

Серебряная осень

Бывает осень золотой,

Когда дни лета угасают,

А листья клена с желтизной

Шурша с деревьев облетают.

Ноябрь — еще не зима,

Хоть снег порой, а в небе просинь.

И это время иногда

Зовут — серебряная осень.

* * *

Серым и холодным взглядом

Смотрит туча с высоты.

В небесах печальным клином

Пролетают журавли.

Под дождем ракитник гнется,

В зареве листвы весь сад.

У пруда на ветках ивы

Слезы осени блестят.

Журавли

Осень в том году была совсем непохожа на предыдущую. Очень редко слышался стук дождя по ржавеющей траве на берегу Санды. Деревья в березовой роще, как никогда, были опутаны паутиной — признаком погожей осени.

Но после прошедшего первого холодного дождя, точно по расписанию во времени начался перелет птиц в дальние страны.

Небо огласилось птичьим гамом и периодическим кря­каньем диких уток. Птицы спешили покинуть Приволжские дали. Одни только журавли отчего-то медлили, как будто не хотели покидать свои гнезда. Но вот однажды, когда осень вступила в свои права и стала дышать прохладой, недалеко от деревенсокй околицы опустилась журавлиная стая. Их крик, хлопанье крыльев доносились далеко-далеко и привлекло вни­мание местных жителей и шаловливых малышей.

На своих красивых длинных ногах журавушки, стоя во весь рост, играючи, разбрасывали по сторонам копны соломы, от времени нежно касаясь клювами друг друга.

Готовившаяся к отлету стая, бродившая среди копен, точно старалась надолго запомнить медяный запах здешних трав.

И сколько бы времени пробыли птицы на этом понравив­шемся им месте, если б эту напря­женную тишину не прорезал звук на дороге запряженной в телегу лошади местного старожилы Егора Хрялова. Увидев это и прибежавшую откуда-то дворняжку Динку, птицы, испугавшись, мгновенно поднялись ввысь.

Родное Заволжье

Иду я Заволжьем,

Звенит жаворонок.

А ветер-проныра целует меня.

Здесь голос малиновки

Тонкий и звонкий,

Подсолнух, как странник,

Стоит у плетня.

Здесь ночью поет перепелка

В пшенице.

Как в сказке, вокруг

Травотканье полей.

А осень в своем золотом

Одеянье

Вальсирует в листьях

Под крик журавлей.

Дом в деревне

Дом в деревне невысок;

Далеко не теремок,

Но от печкина тепла

Уют в нем, горница светла.

Ночью в доме тишина,

Как фонарь в окне луна,

Сохраняет в нем покой

По преданью домовой.

Лиса-воровка

Весть о том, что из сарая Евдокии Калениной за одну ночь пропали четыре курицы и петух, молнией разнеслась по селу.

Заплаканная хозяйка рассказала, что около полуночи она услышала переполох в курятнике, но войти туда побоялась.

Любопытные бабки и вездесущая детвора почти весь день заглядывали в дверь, откуда ежедневно выходил петух со сво­ей свитой. О волках или собаках даже речи не шло. Да и отверстие лаза, которым пользовались куры, годилось разве что для кошки.

К вечеру ближайшая соседка Евдокии бабка Антонина об­наружила в овраге, недалеко от дома, двух общипанных ку­риц. И вновь собрался народ обсудить новость.

Долго спорили, доказывали друг другу, но так и не пришли к единому выводу. И так бы все и заглохло, если бы не малень­кий Антошка, тоже пришедший туда.

— Смотрите, лиса! — громко выкрикнул он. И верно, по задам, за огородами крался комок рыжей шерсти.

… А поля стоят голые — не поднялись озимые. Негде стало зверью питаться, вот и потянулось оно поближе к человеку. Даже белки и те пришли в деревню, поселились на тополях. Вот тут и пришлись по вкусу лисе-воровке курочки бабки Дуни.

Бродяжка

Промчалось лето. Осенний дождь,

Который день стучит в окно без передышки.

Дверь заперта, и некуда идти

От непогоды песику-малышке.

Он ночь встречает у чужих ворот.

А ест и пьет: что, где, чего найдет.

Он одичал, стал злой, как дикий зверь,

Хозяйка выгнала — ничейный он теперь.

Недавно всеми пес тот был любим.

Казалось, что никем не заменим.

Резвился, ни забот, нужды не знал,

С детьми играл и на диване спал.

Но ныне он один, скулит

И плачет, как ребенок, по-собачьи.

Слезки его горьки, горячи,

Под вой ветров он маму вспоминал

И как с хозяйкою по вечерам гулял.

Но вот уехала хозяйка на зимовку,

Взяв кошку Мурку — рыжую воровку;

А друга верного не захотела взять,

Сказав: «Он вырос,

Чтобы с ним играть».

Зимой не нужно дачу сторожить.

В квартире без собаки можно жить,

А если до весны пес доживет,

То непременно он опять придет.

О, счастье, пес-Бродяжка, не пропал,

Ему приют на стройке сторож дал.

Теперь в охране службу он несет.

С новым хозяином, с людьми в ладу живет.

Найденыш

Потерял свой дом котенок.

Дрожит от холода: взъерошен, тонок.

К прохожим тянется и ждет,

Что кто-нибудь его возьмет.

Тут мимо шла с братишкой Маша.

— Саш, посмотри, находка наша.

Возьмем мы котика домой.

Пусть будет он и твой, и мой.

Богатка*

А кошке Лесси много лет,

Другой такой в деревне нет.

В шубке пушистенькой она,

Хвост черный, белая спина.

Есть пятна рыжие на ней

Возле усов и у ушей.

Поверье средь людей живет —

Трехцветка счастье в дом несет.

Но кошка лишь приносит нам

Мышей, что ловит по ночам.

* Богатка — так называют трехцветную, трехшерстную кошку, веря в то,

что она приносит богатство, радость и счастье.

Модница

Одела кошечка сережки, I

На ножки красные сапожки. I

Пошла гулять за огород.

Ее кот-Васенька там ждет.

Из-под крыльца смеются мыши.

Дворовый пес стал лаять тише.

Коза от удивленья села,

Запела: «Ме! Вот это дело!

Знать киска в моде преуспела».

* * *

В полдень, словно по цепочке,

Катятся котят комочки.

Мама их ведет вдоль речки

В тень, на бабкино крылечко.

Замарашка

Малыш-лентяй вставать не хочет.

Он неумытый с прошлой ночи.

Зато читает по слогам,

Что «Всем грязнулям стыд и срам».

В речке Мишка косолапый

Чисто моет морду лапой.

Зря в народе говорится,

Что медведь воды боится.

В клетке кенарь чистит нос,

Умывается Барбос,

А мальчишка-замарашка

Чуть-чуть грязью не зарос.

Кот-рыбак

Устал Саша на рыбалке,

Он задремал под солнцем жарким.

Когда рыбак сидел, дремал,

Кот рыбу из ведра таскал.

Подвел развязанный

шнурок

Плачет маленький Сашок,

В грязи остался башмачок.

Гложит мальчика досада:

Скакать на ножке к дому надо.

А теперь все прыг да скок,

Подвел развязанный шнурок.

Воришка

Повадился ко мне воришка:

Может кот, а может мышка.

Неизвестный без приметы

Крадет рыбу и котлеты.

Я узнала, тем воришкой

Оказалась мама-киска.

Она скрывала от ребят

В сарае маленьких котят.

Размечтались

Забыв о школе и игрушках,

Размечтались две подружки.

Говорит одна другой:

— Слетать бы в космос нам

с тобой.

— Да, — другая отвечает —

Эта мысль во мне живет

Правда, на Луну, Ирина,

Совершим давай полет.

Поживем, как марсиане,

Звезды запряжем мы в сани,

И промчимся мы с тобой

Над красавицей Москвой.

Посетим на небе дали,

Космонавты где бывали…

Может быть, и нам с тобой

Подойдет имя «Герой».

Заблудилась

Девочка Даша рвала клюкву в корзинку,

От подружек отстала, потеряла тропинку.

Она долго аукала, все подружек кричала,

А в отчаянье маму в слезах призывала.

Но напрасно, никто крика Даши не слышит,

Только ветер осенний деревья колышет.

Вечер рано пришел, все вокруг потемнело,

Вдруг слепая сова крылом Дашу задела.

В порыжевшем малиннике взревел медвежонок,

А птенец, испугавшись, упал в воду спросонок.

Лишь воровка-лиса время зря не теряла,

Чтоб добычу схватить, за птенцом побежала.

А трусливого зайца сразу мысль осенила

Рыжую проучить, чтоб о слабых забыла.

Он вступил в бой неравный и загнал лису в воду,

Грозя палкою, крикнул: «Для тебя нет здесь броду!»

А Дашутку меж тем от прохлады знобило,

Про корзиночку с клюквой она позабыла.

Мечется, плачет, ходит кругами,

Но вокруг зыбь болотная, мох скользит под ногами.

Устала девчонка, отдохнуть в кустик села,

Где летом в дни жаркие голубика синела.

Потом лопушком она слезки смахнула

И с восходом луны, позабывшись, заснула.

Ночью Дашеньке сон страшный приснился.

Будто к ней водяной вместе с свитой явился,

Колесница с лягушками камышами промчалась,

А вот Баба-Яга на весь лес рассмеялась.

Даша в страхе проснулась, в сердце боль и тревога.

Закричала истошно: «Лес, где к дому дорога!?»

И тут ей повезло: лесник Дашу услышал,

Со своим верным псом он навстречу к ней вышел.

Дашу к маме привел, когда солнце всходило.

Только Даша с тех пор долго в лес не ходила.

Лесник

Жил-был на хуторе лесник

По кличке с детства «Лесовик».

Знал лесовик, где гриб растет,

Какая птица гнезда вьет.

Он знал, где клюква на болоте

В трясине моховой растет.

Он был врожденный землепашец

Крестьянский труд рано узнал,

Он к живности родной сторонки

Законы свято соблюдал.

Учил лесник детей и взрослых

По солнцу время узнавать,

Чтоб птичьих гнезд не разорять,

Грибы в лесу ножом срезать

И всех животных защищать.

Но вот не стало лесника,

Притихла быстрая река.

И бор шептаться стал иначе,

Ушел от них хозяин, значит!

Волчонок

В погожий летний день, когда обжигающий жар полуден­ного

солнца прогнал дачников к реке, на проезжую дорогу прямо

посредине деревни вышел маленький волчонок. Шер­стка на

нем отливала в голубизну, хвостик пушился.

Стоит, озирается, глаза глупые — не понимает, куда по­пал.

Деревенские собаки — овчарка Дана и дворовый пес Тишка —

подбежали было к пришельцу с громким лаем, но тут же

смолкли, поняв, что зверь слишком мал и безобиден.

Смотрели на него удивленно, изучающе. Было видно,

что волчонок не испугался, он беззлобно посматривал то на Тишку,

то на Дану, словно пытался разобраться в обстанов­ке. Вскоре

собаки решили, что пауза затянулась. Первой подала голос овчарка,

зарычал и Тишка. Эти звуки застави­ли волчонка встрепенуться,

он стал озираться по сторонам — видно, маму искал.

Неизвестно, что было бы дальше, может быть, дело и до драки

дошло, да проходил мимо местный охотник. Он сразу оценил

ситуацию, отогнал собак и, легонько шлепнув вол­чонка, ласково

шепнул: «Беги, серенький, в лес. Там тебя мама ждет!» Волчонок

точно того и ждал: глазенки его радо­стно сверкнули, он сорвался

с места и метнулся к лесу!

Собаки для порядка залаяли ему вслед, но вдогонку не побежали…

Опубликовано в газете

«Красный Сорчович»

Деревенька

Стоит деревенька у самого леса,

А рядом над церковью кружат сизари.

На родине малой, другим неизвестной,

Поют, не смолкая всю ночь, соловьи

Здесь Санда — река речь ведет с волнорезом,

Березка в серьгах, как девчонка стройна.

Здесь в этой деревне рождаются сказки,

Рассказы о всех приключеньях села.

Узнаешь о том, как в саду белки жили,

И как огород журавли посетили,

О том, как волчонок в деревню пришел,

Друзей средь собак несмышленый нашел.

Загадки

Рожки на макушке,

Как на страже ушко,

Как ни страшно, но всегда.

Тут есть тоже борода.

(Коза)

Он тот же зайчик,

Но не скачет в поле,

Дружит с людьми,

Живет в неволе.

(Кролик)

Он проснется раньше всех,

На нем не шерсть, не пышный мех.

А драться станет, летит пух.

Скажи, кто это — он?

(Петух)

Слепой, он под землей живет.

Деревья подрывает, гнет.

Чуть больше мышки тот вездеход.

Скажи его названье?

(Крот)

На вид он ростом невелик.

Колюч, имеет острый клык.

Он зло шипит, когда пленен.

Скажи, так кто же это — он?

(Ёжик)

Он трактор в поле заменил.

Послушным у хозяев был,

Он — не машина, не самолет,

Как все живые и ест, и пьет.

(Конь)

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock detector