Архив меток: Даосские притчи

Целостность

Ле-цзы спросил у Стража Границ:

— Обычный человек идёт под водой и не захлёбыва­ется, ступает по огню и не обжигается, идёт под тьмой вещей и не трепещет. Дозвольте спросить, как этого до­биться?

— Этого добиваются не знаниями и не ловкостью, не смелостью и не решительностью, а сохранением чистоты эфира, — ответил Страж Границ. — Я тебе об этом по­ведаю. Всё, что обладает формой и наружным видом, звучанием и цветом, — это вещи. Различие только в свой­ствах. Как же могут одни вещи отдаляться от других? Раз­ве этого достаточно для превосходства одних над други­ми?

Чайки

Один приморский житель любил чаек. Каждое утро он отправлялся в море и плыл за чайками. Чайки же слетались к нему сотнями.

Его отец сказал:

— Я слышал, что все чайки следуют за тобой. Пой­май-ка мне нескольких на забаву.

На другое утро, когда любитель чаек отправился в море, чайки кружились над ним, но не спускались.

Солнце

Конфуций, странствуя по Востоку, заметил двух спорящих мальчиков и спросил, о чём они спорят.

— Я считаю, что солнце ближе к людям, когда только восходит, и дальше от них, когда достигает зенита, — ска­зал первый мальчик. — А он считает, что солнце дальше, когда только восходит, и ближе, когда достигает зенита.

Среди людей

Плотник-Кремень направлялся в Ци и на повороте дороги, у алтаря Земли, увидел дуб в сотню обхватов, такой огромный, что за ним могли укрыться много ты­сяч быков высотою с гору. В восьмидесяти локтях от земли возвышалась его крона с десятком таких толстых ветвей, что каждой хватило бы на лодку. Зеваки толпи­лись, точно на ярмарке, а Плотник, не останавливаясь и не оборачиваясь, прошёл мимо дерева.

Благородный муж перед небом

Трое мужей — Цзы-Санху, Мэн Цзы-фань и Цзы- Цинчжун — говорили друг другу: «Кто из нас способен быть вместе, не будучи вместе, и способен действовать заодно, не действуя заодно? Кто из нас может взлететь в небеса и странствовать с туманами, погружаться в Беспредельное и вовеки жить, забыв обо всём?» Все трое посмотрели друг на друга и рассмеялись. Ни у кого из них в сердце не возникло возражений, и они стали друзьями.

Момент забытья

В зрелом возрасте Хуа-цзы из рода Ян-ли государства Сун потерял свою память. Он мог получить подарок ут­ром и забыть об этом вечером; он мог дать подарок ве­чером и забыть об этом к утру. На улице он мог забыть идти, дома он мог забыть сесть. Сегодня он не мог вспом­нить, что было вчера; завтра — что было сегодня.

Его семья забеспокоилась и пригласила прорицате­ля, чтобы он рассказал будущее Хуа-цзы, но безуспеш­но.

Секрет искусства

Краснодеревщик Цин вырезал из дерева раму для ко­локолов. Когда рама была закончена, все изумились: рама была так прекрасна, словно её сработали сами боги. Уви­дел её правитель Лу и спросил: «Каков секрет твоего мастерства?»

«Какой секрет может быть у вашего слуги, мастерового человека? — отвечал краснодеревщик Цин. — А впро­чем, кое-какой всё-таки есть.

↓