Волшебница и золотая утка

Жил-был мужик, у него была дочь. Один раз пошел мужик в поле хлеб убирать и говорит:

— Жена! Пришли мне в поле обед с дочерью.

Приходит полдень. Дочь взяла обед и понесла к отцу. Идет она мимо реки и видит: у берега щука кружится в воде. Она ее поймала, хочет взять с собой. Щука и говорит ей человеческим голосом:

— Не бери меня, красная девица! Пусти лучше в воду, я тебя сделаю счастливою.

Девушка и говорит ей:

— Как же ты это сделаешь?

— А вот, — говорит, — как: если ты заплачешь, у тебя из глаз посыплется жемчуг, а если засмеешься – бриллианты.

Девушка ей не поверила. Щука велела ей засмеяться.

Она засмеялась – и посыпались у ней бриллианты. Она взяла и отпустила щуку.

Приходит девушка к отцу, отец начал ее бранить, что долго не приносила обедать. Девушка заплакала – и посы­пался у ней из глаз жемчуг. Отец удивился, расспросил у ней о всем. Она ему все рассказала. Прошло с тех пор малое время, мужик с дочерью стали люди богатые, а эта девушка – прекрасавица.

Проезжал через ту деревню, где они жили, царский сын, и увидал он эту девушку. Полюбил он ее, выпросил у своего отца, у царя, позволенья, женился на ней. Стала она жить во дворце и зваться царицей. При дворе жила одна волшебница с дочерью, и этой волшебнице очень хотелось свою дочь отдать за царского сына, а он женился на другой, на этой девушке. И захотелось ей извести эту царицу.

Сделалась в то время война, царь сам поехал с войском на войну и приказывает фрейлинам:

— Смотрите! Если будет царица, жена моя, скучать без меня, сейчас же напишите ко мне письмо. И утешайте, и берегите ее пуще глаз своих!

Уехал царь. Фрейлины стали развлекать царицу разны­ми веселостями, чтобы она не тосковала о муже. Однажды приезжает к ней волшебница и стала просить ее к себе в баню вымыться. Фрейлины долго не соглашались отпу­стить ее, а наконец отпустили. Волшебница привела к себе в баню царицу, обратила ее в золотую утку и пустила по белу свету, а вместо нее привела во дворец свою дочь. Она была очень похожа на царицу. Фрейлины ее не узнали и приняли вместо царицы. Скоро после того приехал царь, стал расспрашивать у фрейлин:

— Не скучала ли без меня царица? Они говорят:

— Нет.

И стал царь с ней жить, как жил с прежней женой.

А между тем та царица, как обратила ее волшебница в золотую утку, полетела от бани куда глаза глядят.

Устала, села на реку отдохнуть и плавает по ней. А мимо этой реки шли царские охотники, и увидали они, что плавает утка вся золотая, зарядили ружья, выстрелили -не убили. В другой раз выстрелили – не убили и в третий раз то же: сколько ни стреляли, никак не могли ее убить. Лишь только выстрелят, она поднимается кверху из воды, пролетят пули, снова сядет на воду. Пошли охотники, докладывают царю об этой утке.

— Плавает, — говорят, — на реке утка вся золотая, и сколько мы в нее ни стреляли, никак не могли ее убить.

Пошел сам царь, хочет ее подстрелить. Приходит к реке, сколько ни стрелял, никак не может ее убить, с досады плюнул на берег. Вдруг эта утка подлетела к бере­гу, схватила его слюны и полетела. Прилетела к лесу, ударилась оземь, сделалась по-прежнему женщиной и ро­дила двух прекрасных малюток и говорит им:

— Дети мои милые! Отнесу я вас в царский дворец, посажу на двор и играйте там!

Дала она им по золотому яичку и велела им никому не показывать эти яички.

Между тем царь задал пир своим министрам и вельмо­жам; веселье такое идет. Среди пира выходит царь на двор освежиться и видит: два прекрасных мальчика играют во дворе. Приказал он их принесть к себе и спрашивает их:

— Чьи вы, малютки?

А яички, благословенье матери-то, за них отвечают:

— Маменькины!

— А где же ваша маменька? Яички и говорят за них:

— Мы не знаем.

Царь приказал их оставить у себя и очень полюбил их. Услыхала об этом волшебница и приказала своей дочери извести этих малюток. Вот приходит ночь. Уложил царь малюток спать в особой комнате и пошел сам спать. Не­много погодя приходит к малюткам царица и спрашивает их:

— Что, малютки, спите?

А они давно спали, только яички за них и отвечают: — Нет!

Опять немного погодя подходит царица, спрашивает их:

— Что, малютки, спите? Яички отвечают: — Нет.

В третий раз подходит царица, спрашивает их:

— Что, малютки, спите?

Яички-то и молчат, потому что время было за полночь, а после полуночи они не говорили. Царица взошла к малюткам в спальню, зарезала их и дала им в руки по ножику, чтоб подумали, что они сами зарезались.

На другой день проснулся царь рано и пошел проведать малюток. Увидал, что они зарезались, и начал горько плакать. Потом приказал вынести их в церковь и нанял дьячка читать Псалтырь и не велел их до трех дней хоро­нить. Приходит ночь, читает дьячок Псалтырь. Вдруг цер­ковь осветило: влетела утка, ударилась о пол и сделалась царицей. Начала плакать над малютками, а жемчуг так и сыплется у ней из глаз, много наплакала жемчугу. Обра­тилась потом к дьячку и говорит ему:

— Скажи своему царю: если хочет он меня видеть, пусть завтра ночью придет сюда, и когда я влечу, то вели ему затворить двери, чтоб я не могла вылететь, тогда и вели ему меня ловить, а иначе он меня никогда не увидит.

Сказала это, сделалась опять уткой и улетела.

Приходит утро. Пришел дьячок во дворец и рассказал царю все секретно. Вспомнил царь, что прежде, когда его жена плакала, сыпался у ней из глаз жемчуг, а когда смеялась, то бриллианты, и пошел испытать это. Прихо­дит к царице, начал ее бранить. Царица заплакала, а из глаз жемчугу нет. Потом он начал ее утешать, шутить с ней. Царица улыбалась, а потом и засмеялась, а брилли­антов нет. Царь заметил это и, как только пришла ночь, пошел в церковь и спрятался там.

Приходит полночь. Вдруг церковь осветило, и влетела золотая утка, ударилась о пол, сделалась царицею и нача­ла плакать о детях. Жемчуг так и сыплется у ней из глаз. Смотрит царь и дивится. Пока дивился этот царь, она снова сделалась уткой, улетела из церкви. На третью ночь царь опять пришел в церковь. В полночь прилетела эта утка, принесла с собой два пузырька: мертвой и живой воды. Сделалась царицей, взбрызнула малюток живой и мертвой водой, и они ожили. Лишь царица превратилась опять в утку, хотела вылететь из церкви, царь притворил двери и начал ее ловить. Летала, летала утка по церкви, устала, упала на пол, сделалась опять царицею и говорит царю:

— Ну, теперь я опять твоя!

Царь очень обрадовался, начал расспрашивать у ней, отчего все это случилось; она все рассказала. Царь взял ее малюток во дворец, волшебницу приказал казнить, дочь ее отправил в монастырь, а с этой царицей стал жить да поживать.

↓