Раскаяние

Однажды ангел ослушался Бога, за что и предстал перед троном Судьи. Молил он, чтобы ему было раз­решено искупить вину, и Бог сказал:

— Я тебя не накажу, но за своё непослушание ты должен спуститься на землю и принести мне оттуда са­мую большую ценность.

Полетел ангел на землю, кружил над горами и доли­нами, над морями и реками — всё искал самую большую в мире ценность. Наконец, через несколько лет проле­тая над полем битвы, он увидел, как умирает солдат, ра­ненный в сражениях за отчизну.

— Воды, воды! — молил воин пересохшими губами.

Услышав его стоны, другой умирающий солдат под­полз к нему, открыл флягу и стал поить товарища, на лице которого появилась улыбка. Когда фляга опусте­ла, ангел подхватил её и принёс к трону Всевышнего.

— Всемогущий Бог, — сказал он, — это, наверняка, самая большая ценность в мире.

— Конечно, — согласился Бог, — ценность немалая, но не самая большая в мире.

Вернулся ангел на землю и после долгих поисков добрался до лазарета, где умирала сестра милосердия. Она выхаживала больных, когда поразил её неизлечи­мый недуг, и теперь ей оставалось жить считанные ча­сы. Когда она испустила последний вздох, ангел под­хватил его, принёс к судейскому трону и сказал:

— Всемогущий Бог, уж это, наверняка, самая боль­шая в мире ценность.

Улыбнулся Бог ангелу и сказал:

— Самопожертвование — огромная ценность, но ле­ти снова и принеси Мне самую что ни на есть большую ценность в мире.

Вернулся ангел на землю и на сей раз искал долго-­долго, пока не заметил всадника, пробиравшегося сквозь лесную чащу. Тот был вооружён с ног до головы, а по его свирепому виду было ясно, что он — злодей. Про­бирался же всадник к хижине своего врага, чтобы его убить. Хозяева хижины ни о чём не догадывались, в их доме горел свет. Злоумышленник подкрался к окну, за­глянул внутрь, и глазам его предстала такая картина: укладывая в постель маленького сына, мать учила его молиться и благодарить Бога за все благодеяния, кото­рые Тот посылает людям. Эта сцена напомнила злодею его собственную мать, которая вот гак же и его уклады­вала в детстве и так же учила молиться. Сердце злодея смягчилось, по щекам покатились слёзы, и он пожалел о своих злых намерениях. Подхватил ангел одну слезу и принёс Богу.

— Милостивый Бог, раскаяние — это уж, безусловно, самая большая в мире ценность.

Бог ласково улыбнулся ангелу и сказал:

— Теперь ты прав — в Моих глазах это наивысшая ценность.

↓