...От жизни моей жены

 

Так случилось, что в еврейской общине умирал свя­той. Он был бедным человеком, но очень и очень бога­тым — богатым своим бытием. Он был мистиком, и вся община была озабочена. Позвали врачей всякого рода, но ничего нельзя было сделать. Смерть подходила с каждым моментом всё ближе и ближе. Тогда вся общи­на собралась сделать последнее — помолиться. Но ока­залось, что даже это не срабатывает.

Тогда раввин сказал: «Теперь мы можем сделать толь­ко одно, и Бог не поможет, если мы этого не сделаем. Мы должны поделиться нашей жизнью, поэтому по­жертвуйте несколькими днями, несколькими годами вашей жизни для этого умирающего святого».

Итак, все вышли вперёд — все любили его. Один чело­век сказал: «Один год», другой сказал: «Пять лет». Кто-то сказал: «Месяц». Кто-то сказал: «Один день». Один ку­пец сказал: «Одна минута». Но даже это — даже это не маленькая вещь, не пустяк.

Тогда Мулла Насреддин, который тоже был там, вы­шел вперёд. Он не был евреем, но тоже любил этого мистика. Он сказал: «Двадцать лет...»

Никто не мог ему поверить. Один еврей, который сидел прямо позади него, дотронулся до него и сказал: «Что ты делаешь? Ты сошёл с ума! Что ты имеешь в ви­ду? Ты сумасшедший!»

Насреддин сказал: «... от жизни мой жены!»

↓