Monthly Archives: октября 2014

Даже тысяча лет бесполезна

Царь Яяти умирал. Ему было уже сто лет. Пришла Смерть, и Яяти сказал: «Может быть, ты заберёшь одного из моих сыновей? Я ещё не пожил по-настоящему, я был занят делами царства и забыл, что должен буду покинуть это тело. Будь сострадательной!» Смерть сказала: «Ладно, спроси своих детей».

Трепет чуткости

За окном раздался зов. Один работник отмахнулся: «Не мешай, я занят!» Другой обещал прийти, но забыл. Третий пришёл после работы, но место уже было пусто. Четвёртый при зове затрепетал и, сложив орудия, не­медля вышел: «Я здесь!» Это называется трепетом чут­кости.

Семь слуг

Вот послали мы семь слуг на базар принести вино­град. И что мы видим? Первый утерял данные деньги. Второй променял их на хмельное вино. Третий утаил их. Чет­вёртый не распознал зелёный виноград. Пятый, пробуя зрелость, раздавил всю ветку.

Живи безумец!.. Трать, пока богат!

не смешно ли весь век по копейке копить

***

Живи безумец!.. Трать, пока богат!
Ведь ты же сам – не драгоценный клад.
И не мечтай – не сговорятся воры
Тебя из гроба вытащить назад!

Бог создал звезды, голубую даль

***
На блестку дней, зажатою в руке,
Не купишь Тайны где-то вдалеке.
А тут – и ложь на волосок от Правды,
И жизнь твоя – сама на волоске.

***
Хоть превзойдешь наставников умом, –
Останешься блаженным простаком.
Наш ум, как воду, льют во все кувшины.
Его, как дым, гоняют ветерком.

Чернушка

Жил-был барин; у него была жена добрая, а дочь красавица — звали ее Машей.

Только жена-то померла, а он на другой женился — на вдове; у той своих было две дочери, да такие злые, недобрые! Заставляли они бедную Машу на себя работать, а когда работы не было, приказывали ей сидеть у печки да выгребать золу; оттого была Маша всегда и грязна и черна, и прозвали они ее Чернушкой.

Я оставил девушку на берегу реки...

Как-то Тандзан и Экидо держали путь по грязной дороге. Лил сильный дождь. Подойдя к берегу реки, они повстречали девушку в шелковом кимоно с поясом, которая не могла перейти разбушевавшуюся реку. Де­вушка была очень красива. «А ну-ка», —сказал Танд­зан и, взяв её на руки, перенёс через реку.

↓